Адрес:198329 Санкт-Петербург,
ул. Отважных, д. 8

Главная \ Научная деятельность \ Научные издания \ Формы и причины девиантного поведения подростков

Формы и причины девиантного поведения подростков

« Назад

В. А. Кулганов, И. В. Кузьмичёва

"Психология образования в поликультурном пространстве", Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Елец, 2009

Одной из наиболее актуальных проблем действительности является массовое распространение  среди подрастающего поколения курения, употребления алкоголя, наркомании и токсикомании, бродяжничества, агрессивности и других форм девиантного поведения. Оказывая неблагоприятное влияние на состояние здоровья, девиации ведут к увеличению общей заболеваемости, повышают процент травматизма, инвалидности и смертности среди подростков. Они являются факторами риска, способствующими обострению психологического климата в семье, детских коллективах и в конечном итоге криминогенной ситуации в обществе [7, 8, 9]. Настоящая работа посвящена выяснению причин возникновения данной социальной проблемы в нашей стране.

Алкоголизация (злоупотребление алкоголем) и ранний алкоголизм.

Это явление распространено у нас очень широко. По данным Ф.С. Махова (1990), спиртные напитки в восьмом классе употребляют примерно 75%, в девятом – 80%, а в десятом – 95% мальчиков. Это, конечно, еще не обязательно пьянство. Однако чем раньше ребенок обращается к алкоголю, тем сильнее и устойчивее будет его потребность в нем [10].

Особенность фармакологического воздействия алкоголя  на психику заключается в том, что, с одной стороны он (особенно в больших дозах)  подавляет психическую активность, а с другой  (в малых дозах) – стимулирует ее, снимая сознательное торможение и тем самым давая выход подавленным желаниям и импульсам. Сравнительно-социологические и этнографические исследования пьянства выявили несколько закономерностей.

  1. Поскольку опьянение снижает переживаемое индивидом чувство тревоги, пьянство чаще встречается там, где больше социально напряженных и конфликтных ситуаций.
  2. Выпивка связана со специфическими формами социального контроля: в одних случаях она является обязательным элементом каких-то специальных ритуалов («церемониальное пьянство»), в других – выступает как антинормативное поведение, средство освобождения от внешнего контроля.
  3. Основной мотив пьянства у молодых людей – желание чувствовать себя (и казаться) сильнее: пьяный старается привлечь внимание к себе, чаще ведет себя агрессивно, нарушает нормы  принятого в обществе поведения.
  4. Алкоголизм часто коренится во внутреннем конфликте, обусловленном стремлением личности преодолеть подавляющее, или угнетающее чувство зависимости. Этот конфликт имеет свои социально-педагогические предпосылки. Если гиперопека в  раннем и подростковом детстве сменяется затем установкой на самостоятельность и личностные достижения, человеку трудно совместить эти противоречивые установки. Возникает чувство зависимости, мотивационный конфликт, находящий  свое временное разрешение в алкогольном опьянении, которое создает иллюзию свободы [11].

Что способствует алкоголизации подростков? Выпивая, подросток стремится погасить характерное для него состояние тревожности и одновременно избавиться от избыточного самоконтроля и застенчивости. Важную роль играет также стремление к экспериментированию и особенно  нормы подростковой субкультуры, в которой выпивка традиционно считается одним из признаков мужественности и взрослости. И, само собой разумеется, во многих семьях действует отрицательный пример родителей.

Приведем наиболее наглядные результаты социологического исследования факторов риска (алкоголизация,  курение, наркотизация) среди  подростков, проведенного по единой методике анонимного анкетирования в 9–11 классах общеобразовательных средних школ Е.С. Скворцовой и Е.В. Сулаберидзе в 1993 – 1994 гг. [13].

В 1993 году  распространенность употребления алкоголя среди школьников составила, в среднем, 78,4% среди мальчиков и 86,8% среди девочек (объем выборки – 1496 старшеклассников). Авторами отмечается отчетливая возрастная динамика: по мере взросления подростков показатели алкоголизации растут. При этом процент употребляющих алкоголь девочек достоверно выше такового для мальчиков: от 83,4% в девятом классе до 89,8%  – в одиннадцатом, против 74,8% и 85,1% соответственно.

Одновременно по мере взросления ребенка нарастает и интенсивность употребления алкоголя. Так, группа юношей, часто употребляющих спиртное, увеличилась за 3 последних года обучения в школе в 1,5 раза и составила 34,6% от всех «пьющих» ребят. К группе риска авторы отнесли школьников, употребляющих алкоголь от 2 раз в месяц до 1 раза в неделю и чаще. В 1993 году в нее вошел почти каждый выпускник юноша. Среди девушек группа риска была меньше – 16,1%.

Преобладающим поводом употребления алкоголя у 2/3 юношей и 3/4 девушек были праздники в кругу семьи (62,6% и 75,7% соответственно). Наряду с этим, каждый четвертый ученик и каждая пятая ученица пили алкоголь по случаю праздника в компании друзей. Из них 8,7% ребят и 3,9% девочек пили «просто так, за компанию». Как показал статистический анализ мотивов, девушки чаще юношей употребляли спиртное по праздникам и в кругу семьи, а юноши – в компании друзей, по праздникам и просто так.

Приобщение детей и подростков к алкоголю происходит в период от 5 до 17 лет включительно. До 10 лет впервые пробовали алкоголь 10% детей, в 11 –12 лет – около четверти (27,9%  мальчиков и 25,3%  девочек). В возрасте 13 – 14 лет диагностируется апогей интенсивности приобщения к алкоголю (34,1% и 40% детей соответственно). В 15 – 16 лет интенсивность приобщения снижалась и составляла 15% для мальчиков и 20,2% для девушек. И, наконец, буквально единицы – 1,6% юношей и 0,8% девушек – впервые знакомились с алкоголем в 17 лет.

Стоит еще раз подчеркнуть, что в целом мальчиков, приобщившихся к 17 годам к алкоголю, меньше, чем девочек.

Основную роль в приобщении детей и подростков к алкоголю играют все питейные традиции и обычаи. В целом больше половины (57%) мальчиков и почти три четверти девочек (73,4%) из числа употреблявших алкоголь впервые познакомились с горячительными напитками дома в дни праздников и семейных торжеств. Немногим более 10% подростков попробовали алкоголь из любопытства. Примерно столько же (13,9% и 7,9%) подростков познакомились со спиртным в компании друзей. Наконец, "от нечего делать" впервые попробовали спиртное 8,6% юношей и 3,3% девушек. Остальные мотивы знакомства с алкоголем таковы: «случайно», «лечились», «хотелось казаться взрослее» – 0,2 - 2,5 % случаев.

Хотя структура мотивов первой пробы алкоголя у мальчиков и девочек в основном совпадала, количественно они существенно различались. Девочки чаще ребят впервые знакомились с алкоголем в семье, а мальчики – в компании друзей, просто так  и от  нечего делать.

Повторное обследование этих же школьников 9-11 классов в 1994 году (1408 человек) дало еще более неутешительные результаты. Уровень распространенности алкоголизации остался таким же высоким, как и 1993 году, но произошло существенное изменение в обстоятельствах и мотивах употребления алкогольных напитков.  На первое место вышли: «пил с друзьями, за компанию» – каждый второй подросток (51,5% мальчиков и 53,5% девочек). То есть молодые люди, вне зависимости от пола, выпивают теперь в основном не в кругу семьи, а вне его, без контроля и присмотра со стороны взрослых.

Еще более острой проблемой, чем алкоголизация, стала проблема курения. Многие подростки приобщаются к нему в 12 – 13 лет, а иногда и ранее. Родители часто бессильны предотвратить это. Слова о том, что курение наносит здоровью непоправимый вред, на подавляющее большинство подростков-курильщиков не оказывают никакого воздействия. Пример тех, кто курит, для них заразительней. А курят практически все вокруг: старшие ребята и одноклассники во дворах и подъездах, значимые взрослые (отец, старший брат, а иногда и мать) дома, актеры – на экранах телевизоров и в кино. Сначала от случая к случаю, тайком, потом все чаще и чаще, и вот уже курение становится для подростка привычкой, бороться с которой тем труднее, чем старше он становится. Если для младшего подростка сигарета – озорство, шалость, то для старшего она – символ вожделенной взрослости, мужественности. «Заставить» бросить курить подростка, у которого это вошло в привычку, который, как говорят «втянулся», очень трудно.

В исследовании Е.С. Скворцовой и Е.В. Сулаберидзе [13] показано, что курение среди школьников подросткового возраста распространено гораздо меньше, чем употребление алкоголя. Так, среди девушек 15 – 17 лет курят только 17,5%, а среди юношей – 33,4%. Велико число подростков, курящих ежедневно и помногу: более одной трети ребят выкуривали в день свыше 10 сигарет. По уровню распространенности этой привычки в подростковой среде, количеству детей в группе риска,  интенсивности курения и его продолжительности, по возрасту, в котором учащийся начал курить, показатели юношей превосходят таковые у девушек.

Анализ мотивов курящих старшеклассников показал, что многие продолжают курить вследствие сформировавшейся никотиновой зависимости. 77% школьников и 66% школьниц отвечали, что курят «по привычке», потому что «нравится», втянулись и не могут бросить. Под влиянием друзей («не хочется отставать») курили 16% юношей и 13,2% девушек, а «чтобы чувствовать себя взрослее» – соответственно 5,1% и 3,0% подростков. Наконец, «из-за неприятностей» курили 1,7% старшеклассников и 8,1% старшеклассниц.

Таким образом, большинство юношей курило вследствие образования никотиновой зависимости, а девушки чаще курили при эмоциональных проблемах.

Приобщение детей и подростков к курению происходит от 5-6 до 17 лет включительно. До 10 лет пробовали курить 31% мальчиков и лишь 3,7% девочек, в 11–12 лет – 19,8% и 13,1% соответственно. В 13–14 лет наблюдается пик приобщения детей к курению, в особенности среди девочек (46,2% против 29,9% у мальчиков), в 15-16 лет у девушек сохраняется довольно высокая интенсивность приобщения к курению (28,2%), а у юношей она резко снижается (до 9,6%). Таким образом, если к 13–14 годам основная масса (81,2%) мальчиков уже была знакома с курением, девочки в этом возрасте только начали к нему приобщаться.

Главным побудительным импульсом, толкающим ребенка закурить в первый раз, является пример друзей.  41,3% мальчиков и 34,7% девочек  не хотели отставать от друзей, показаться «маменькиным сынком» и, наоборот, хотели: познакомиться или понравиться другим ребятам. Второй по значимости мотив – любопытство. Оно толкало взяться за сигарету в общей сложности 21,2% мальчиков и 30% девочек. Третью позицию у школьников занимало «желание казаться взрослее» – 17,3%, а у школьниц – «мода» (17,3%). Остальные мотивы: «от нечего делать», «неприятности» – являлись редким поводом для первого знакомства с табачными изделиями. Имеются и гендерные различия. Так, мальчики чаще, чем девочки, брали в рот сигарету под влиянием друзей, «от нечего делать» и из желания казаться взрослее. Девочки чаще закуривали в первый раз из любопытства или по причине «неприятностей».

Наркотизм (употребление наркотиков) и подростковая наркомания. Причины, толкающие человека к наркотикам, можно разделить на внутренние и внешние. К внутренним относятся характерные особенности психики молодого человека, формируемые семьей, школой, группой сверстников. Внешние причины – влияние товарищей, дурная «мода» на наркотики, жизненные трудности и ряд других проблем [15, 16]. Важно также различать формальные и содержательные причины. Формальные – это те причины, на которые мы, собственно, воздействовать не можем, но именно они делают молодежь как социально-демографическую группу и каждого конкретного подростка в отдельности особенно восприимчивым к наркотической угрозе. Это психологические особенности детства и юношества, для которых характерны метания, поиск, противоречивость чувств и стремлений, с одной стороны, и обостренная потребность в человеческой близости, жажда справедливости, юношеский максимализм – с другой. Сюда же следует отнести и социально-психологические условия детского и юношеского существования [5, 6].

Для большинства детей десяти – семнадцати лет характерно отсутствие собственного устойчивого мировоззрения, собственной шкалы ценностей, которые в этом возрасте заменяются «групповой» картиной мира и групповыми ценностями. Другими словами, подросток менее ориентируется на себя самого (или на родителей, по причине характерного для этого возраста негативизма), чем на группу сверстников с присущими ей нормами, ценностями и моделями поведения.

Совокупность причин, обусловливающих представленные выше особенности подросткового и юношеского возраста,  являются удобной мишенью для наркотиков. Прием наркотиков становится символом приобщения к группе, обретения «надежного» жизненного якоря и в то же время средством «умиротворения» собственной взволнованной души.

Таковы формальные причины. Содержательные же коренятся в характере конфликтов, затрагивающих подростка, в том, какие средства предлагает семья, школа, общество в целом для их разрешения, а также в том, вокруг каких ценностей организуется жизнь тех групп ровесников, в которые вовлекается подросток [3].

Наркомания – лишь одна из многих болезней, которые возникают при ослаблении «иммунной» системы общества. Поэтому борьба с ней – это лечение общества, оздоровление общего морального климата, восстановление старых и поиск новых духовных ориентиров, уважение к человеческой личности, честность каждого с самим собой и с другими людьми во взаимоотношениях общества и человека.

Как и пьянство, подростковый наркотизм связан с психологическим экспериментированием, поиском новых, необычных ощущений и переживаний. По наблюдениям врачей-наркологов, 2/3 молодых людей впервые обращаются к наркотическим веществам из любопытства, желания узнать, что «там, за гранью запретного». Иногда первую дозу навязывают обманом под видом сигареты или напитка. Вместе с тем это групповое явление, связанное с подражанием старшим и влиянием группы. Помимо вреда для здоровья наркотизм почти неизбежно означает вовлечение подростка в криминальную субкультуру, где приобретаются наркотики, а затем он сам начинает совершать все более серьезные правонарушения.

В 1993 году употребление наркотических и токсических веществ среди старшеклассников было распространено в меньшей степени, чем курение. Как мальчики, так и девочки пробовали в первый раз в основном гашиш, хотя имело место также употребление таблеток, опийных препаратов и токсиманических веществ.

Агрессивное поведение. Слово «агрессия» (от латинского «aggression» – нападение) издавна бытует в европейских языках. Однако придаваемое ему значение не всегда было одним и тем же. Еще в начале XIX века им обозначали любое активное поведение в отношении окружающих, как доброжелательное, так и враждебное [13]. Впоследствии (исследователи связывают это с изменением общественного сознания в результате потрясших Европу наполеоновских войн) это слово приобрело то узкое значение, в котором употребляется и поныне. Сегодня агрессивным называют человека, который, добиваясь своих целей, стремится морально и физически подавить других людей, или просто проявляющего насилие по отношению к окружающим.

Агрессивное поведение нередко дает ощутимые результаты: человеку удается силой отстоять свои интересы и заставить других подчиняться. Но в долговременном плане это тупиковый путь. Столкнувшись с агрессивным человеком, люди составляют о нем нелестное мнение, стремятся избегать его, а иногда и просто боятся. А тот, кого боятся, никогда не бывает любим. Агрессивный человек, в конце концов, оказывается одинок, окружен страхом, недоверием и неприязнью. Никто не хотел бы, чтобы его ребенок рос беспомощным и зависимым. Но излишняя жестокость поведения, склонность к враждебным, насильственным действиям весьма настораживают. Конечно, подросток должен уметь постоять за себя, но не хотелось бы, чтобы в жизнь он вошел, привычно приняв боевую стойку.

Существует несколько точек зрения на природу человеческой агрессивности. Этологический подход активно пропагандируется К. Лоренцем и его сторонниками: агрессивность – врожденная черта человека, которая филогенетически обусловлена [12]. Другой позиции  придерживается К. Бютнер [2]: агрессивность, как и любая поведенческая реакция, формируется в процессе научения. Если условия становления человека располагают к агрессивному поведению и оно поощряется, то агрессивность неизбежно закрепится как черта характера. Исследователи заметили, что агрессивность чаще проявляют те подростки, чьи родители не стремятся сдерживать собственную враждебность. Таким образом, дети, вероятно, просто усваивают на ближайшем примере соответствующий стиль поведения [4].

То, что агрессивности можно научиться, не вызывает сомнения. Если ребенок растет в такой среде, где жестокие столкновения являются нормой поведения, он легко его усваивает. Тем более, что образцы современной массовой культуры, к которым дети очень восприимчивы, также в большинстве своем навязывают стереотипы агрессивного поведения [9].

В психологии сложилась еще одна гипотеза, объясняющая природу агрессивности. Это так называемая фрустрационная гипотеза (Доллард с соавт.), согласно которой агрессия – это механизм преодоления препятствий, возникающих на жизненном пути [цит. по: 1]. Столкнувшись с такой ситуацией, которую не удается разрешить иными, ранее освоенными способами, подросток бросается на препятствие, чтобы его сокрушить. Способы конструктивного разрешения сложных, проблемных, противоречивых ситуаций сами по себе достаточно сложны и должны быть усвоены в ходе становления личности. Не все они еще включены в поведенческий арсенал. Однако агрессия – простейшее средство – молодому человеку уже вполне доступна. Настораживает же то, что, опробовав однажды агрессивный способ разрешения конфликта и добившись успеха, подросток начинает отдавать предпочтение именно этому способу и отказывается искать другие. Так агрессивность закрепляется в качестве черты характера, что, в свою очередь, затрудняет усвоение более совершенных – конструктивных – форм поведения.

У подростков жестокость проявляется очень явно, заостренно, о чем достаточно сказано и написано [1, 2, 12, 14]. Жестокость и агрессивность часто выступают характерными чертами группового поведения определенной части  подростков. Это проявляется во внутригрупповом соперничестве, борьбе за власть, борьбе (зачастую без правил) за сферы влияния между разными группами подростков. Наблюдается также так называемая «немотивированная агрессия», направленная на совершенно посторонних людей [12].

Подростковая агрессия чаще всего является следствием общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых жизненных неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие отметки в школе, отчислили из спортивной секции и т.д.) [13]. Изощренную жестокость нередко проявляют также жертвы гиперопеки и  избалованные «маменькины сынки», не приученные отвечать за свои поступки. Жестокость для них – своеобразный сплав мести, самоутверждения одновременно, самопроверки: «Меня все считают слабым, а я вот что могу!».

Подростковые акты вандализма и жестокости, как правило, совершаются сообща, в группе. Роль каждого в отдельности при этом как бы стирается, личная моральная ответственность устраняется («Я что? Я как все!»). Совместно совершаемые антисоциальные действия укрепляют чувство групповой солидарности, доходящее в момент действия до состояния эйфории, которую потом, когда возбуждение проходит, сами подростки ничем не могут объяснить.

Для выяснения форм и причин девиантного поведения нами было проведено социологическое исследование среди учащихся девятых классов (60 человек) школы-гимназии № 498 Невского района г. Санкт-Петербурга, их родителей и педагогов.  Целью данной работы было:

  • отследить особенности развития личности детей группы риска;
  • выделить типы семей, с наибольшей вероятностью обуславливающих неблагоприятные тенденции развития подростков.

Приведем результаты анонимного анкетирования.

В качестве важного типологизирующего критерия семей можно рассматривать уровень материальной обеспеченности. Это особенно актуально в наблюдающейся на сегодняшний день прогрессирующей имущественной дифференциации населения России. Важен даже не столько сам показатель дохода (что надежно измерить крайне сложно), а его восприятие членами семьи. Вторым критерием стал профессиональный статус и уровень образования супругов. Мы рассматривали как полные семьи, так и неполные, в которых родитель, не живущий в семье, поддерживает контакт с ребенком. Основной задачей было выявить, как различные структурные и социальные особенности семьи влияют на развитие личности подростка и его социализацию.

В исследованной нами референтной группе 63% детей были из полных семей, а 47% – из неполных. Все  неполные семьи были материнскими. Они образовались в результате разводов (90%), вдовства (3%) и внебрачной рождаемости (7%). Многодетные семьи отсутствовали.  В 43% семей был один ребенок, в 57% – двое.

На вопрос о материальном положении 10% анкетируемых не ответили. Остальные семьи разделились на 3 группы: 32% считают свой уровень материального благосостояния низким, 32%  –  средним и 26% –  высоким.

Анализ полученных результатов показал, что наиболее выражена социальная девиантность в группе детей из неполных семей с низким доходом. Вполне возможно, что это обусловлено, среди прочих причин, субъективным «ожиданием» девиантности в семьях этого типа, что часто влияет на восприятие матерями и самими подросками своего положения. Другим возможным объяснением данного факта может быть ухудшение качества воспитания, обусловленное чрезмерной занятостью одинокой матери, ее повышенной тревожностью и стрессогенной ответственностью за ребенка. Среди социальных факторов, предрасполагающих к девиантному поведению детей, следует указать, такие, как низкие доходы и озабоченность мамы (часто не скрываемая от ребенка) устройством своей личной жизни.

В полных семьях основными причинами отклоняющегося поведения подростков являются качество супружеских отношений, сверхзанятость родителей, особенно отцов, и пьянство одного или обоих родителей.

Приобщение к курению более характерно для подростков в семьях без отцов (14%), а употребление алкоголя одинаково в полных и неполных семьях (по 4%).

Психологический климат в семье зависит как от внутренних, так и от внешних факторов. Родители, отвечая на вопрос о распространенности конфликтов в семье, разделились на следующие 3 группы:

1)      конфликты бывают редко – 68%;

2)      конфликты бывают часто – 20%;

3)      не бывает конфликтов – 12%.

Сопоставив полученные данные с характеристикой семей, констатируем, что конфликты чаще бывают в семьях (как полных, так и неполных) с тяжелым материальным положением. Менее распространены конфликтные ситуации в семьях со средним достатком. Причем в полных семьях это явление коррелирует с алкоголизацией отцов. Поводом для конфликтов чаще всего бывает неспособность семьи удовлетворить растущие материальные потребности подростка. Немалую роль, как оказалось, здесь играют и жилищные условия семьи. Так, 22% из числа конфликтующих семей проживают в коммунальной квартире, 15% - в общежитии.

Анализируя возрастающую в последние годы агрессивность подростков, мы приходим к выводу, что она чаще всего начинает проявляться в 13–15 лет. В большинстве случаев она направлена на одноклассников, как на переменах, так и во внеурочное время. Учащиеся редко сообщают родителям и учителям об агрессии сверстников. Девочки жалуются чаще, чем мальчики. Защищать же жертву обычно приходится родителям, т.к. сами подростки предпочитают не втягиваться в конфликт с более сильным и жестоким товарищем.

По мнению учителей, причины проявления детской агрессии в школе следующие:

  • психическая неуравновешенность (высокая нервная возбудимость) подростка;
  • проблемы в семье (родители пьют, отец ушел из семьи и т.п.);
  • тяжелое материальное положение в семье;
  • зависть;
  • чувство несправедливости со стороны взрослых;
  • жестокость, часто пропагандируемая в кино-  и мультфильмах;
  • слабая воспитательная работа с учащимися в школе.

Таким образом, на основании материалов проведенного исследования мы выявили наиболее распространенные формы девиаций у учащихся девятых классов общеобразовательной школы:

  • употребление алкоголя;
  • курение;
  • агрессивность и жестокость.

Доминирующей формой отклоняющегося поведения подростков 15 – 16 лет, по нашим наблюдениям, является курение.

Основными причинами девиантного поведения, как показали наши исследования, являются:

  • нарушение структуры и функции семьи;
  • психоэмоциональные перегрузки;
  • материально-бытовое неблагополучие;
  • пропаганда средствами массовой информации бездуховности, насилия, секса;
  • реклама табачных изделий и спиртных напитков;
  • школьные факторы (отсутствие индивидуального подхода, неадекватность воспитательных мер и т.п.)


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: